Тюменев Александр Ильич (1880–1959) – историк и востоковед (антиковедение, микенология, шумерология).

Родился в Санкт-Петербурге. В 1904 г. окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Преподавал в Санкт-петербургском университете. В 1928-1931 гг. – научный сотрудник Ленинградского отделения Коммунистической Академии. В 1931-1938 гг. – научный сотрудник Государственной академии истории материальной культуры. Академик АН СССР (1932). Награжден Орденом Трудового Красного Знамени (1945).

Был первым в России историком древнего мира, который заинтересовался применением марксистской методологии к изучению обществ Греции и Рима. В начале 1920-х гг. активно критиковал сторонников гипотезы о капитализме в античности и противопоставляет ей собственную гипотезу о рабовладельческой основе античной экономики. В конце 1920-х гг. он пытался применить марксизм к историческим частям Ветхого Завета с целью реконструировать социально-экономическую историю Израиля и Иудеи. В начале 1930-х гг. занимался историей социальной психологии. Результатом стала монография «Общественная психология и идеология» (не опубликована), в которой различные типы социальной психологии ставятся в зависимость от хозяйственно-культурного типа экономики и профессиональных занятий людей. В конце 1950-х гг. занимался изучением микенской письменности. На основании самостоятельного прочтения текстов он отверг преемственность древневосточного (т.е. патриархального) и античного рабства; пришел к выводу, что Древний Восток и античность ‒ это независимые от друг от друга типы рабовладельческого общества.

Рассматривая различные варианты шумеро-аккадского мифа о происхождении и предназначении человека, он обратил внимание на то, что люди созданы, прежде всего, в качестве работников для обеспечения беззаботного существования богов. При обращении к богам в молитвах и при жертвоприношениях молящиеся обычно называли себя «рабами» данного божества. Сопоставляет религию древней Месопотамии с религиями античных полисов, противопоставил месопотамскую идею рабской зависимости человека от божества античной религии, в которой, по его мнению, «божество не возносится над обществом, но обитает внутри самой городской общины», непосредственным представителем и защитником которой оно, прежде всего, и является. Такое резкое разведение шумерской и греческой религии нужно исследователю для того, чтобы обосновать идею отсутствия преемственности Древнего Востока и античности.