Маторин Николай Михайлович (1898–1936) – общественный деятель, этнограф, историк религии, организатор науки.

Окончил Царскосельскую Императорскую Николаевскую гимназию с серебряной медалью. После окончания гимназии поступил на историко-филологическое отделение Петроградского университета, где занимался главным образом историей Древнего Востока, но проучился лишь год. Весной 1917 г. был призван на военную службу в Павловское военное училище, откуда через два месяца уехал добровольцем на фронт (в июне 1917), но через месяц «по болезни сердца» был отправлен в госпиталь, и после полугодового лечения был демобилизован.

Осенью 1918 г. был принят на работу лектором и инструктором по внешкольному образованию в Детскосельский уездный отдел народного образования. Заведующий информационного подотдела Лужского Управления уездного исполнительного комитета (1919-1922); сотрудничал в газете «Лужский вестник». С наступлением Юденича осенью 1919 г. вновь ненадолго оказался в РККА.

Со второй половины 1922 г. ‒ в Петрограде, секретарь Председателя Петроградского Совета и Председателя Исполнительного комитета Коминтерна Г .Е. Зиновьева. В 1923 г. ‒ заместитель заведующего Агитационно-пропагандистским отделом Петроградского губернского комитета РКП (б). В 1923-1925 гг. ‒ научный сотрудник НИИ марксизма. С 1924 г. по 1926 ‒ ответственный секретарь Ленинградского Рабочего общества смычки (РОС) города с деревне, а также член шефской комиссии ЦК ВКП (б). В это время начинает интересоваться, а затем и серьезно заниматься изучением народной религиозности.

1923 – 1925 – преподаватель Петроградского Коммунистического университета, (курсы «Исторический материализм» и «Агитпропработа»); Технологического института («Основы ленинизма»); Петроградского/Ленинградского Коммунистического университете им. Зиновьева (семинарий по изучению современной деревни). Учебный курс «Работа в деревне» читал в Коммуниверситете, Институте Политпросветработы им. Н.К. Крупской (1924 – 1925), в областной совпартшколе (1923 – 1925) и в Географическом институте, в 1925 г. переименованном в Географический факультет ЛГУ. Состоял членом Комиссии по изучению деревни при Ленинградском бюро Секции научных работников (СНР) профсоюза работников просвещения.

Сразу после того, как Г. Е. Зиновьев выступил против Сталина на XIV съезде партии (18-31 декабря 1925) от имени «новой оппозиции», его сняли с должности Председателя Ленсовета и руководителя Коминтерна. Одновременно Маторин также был лишен всех своих постов в Ленинграде и был отправлен на работу в органы народного образования Псковской области. С марта 1926 г. он руководит Псковским губернским отделом народного образования; а с августа 1926 г. заведует отделом народного образования в небольшом городке Себеж. Там он занимался краеведением, писал «Историю Себежского края».

Осенью 1927 года Маторин переехал в Казань, где стал заведующим бюро самообразования при Народном комиссариате просвещения Автономной Татарской ССР, где ему было поручено заняться антирелигиозной работой. В Казани им была написана книга «Религия у народов Волжско-Камского края. Изучение современных религиозных практик стало важнейшим направлением его исследований.

К началу осеннего семестра 1928 г. вернулся в Ленинград; после решения вопроса о сохранении членства в ВКП (б). В 1928 г – доцент ЛГУ, в 1931 году – профессор. Для студентов руководимого им цикла по истории религии, отрывшегося с осени 1928 г. на историческом отделении факультета языкознания и материальной культуры (ямфака) ЛГУ, преподает курсы «Современное состояние религии в СССР» и «Древнейшие формы религиозных верований у народов СССР». Одновременно на этнографическом отделении Географического факультета преподает три курса: «Двоеверие в русской деревне», «Методика антирелигиозной пропаганды», «Советское строительство среди малых и отсталых народностей»; на антропологическом отделении того же факультета ‒ курс «История развития общественных форм».

В 1931 году Н.М.Маторин возглавил кафедру истории религии Ленинградского университета, а затем ‒ отделение по истории религии выделившегося из ЛГУ Ленинградского института истории, философии и лингвистики.

Осенью 1928 года, создал научно-исследовательскую группу по изучению бытовой религиозности, или как тогда говорили ‒ секцию ‒ по «изучению истории культов». В регулярных заседаниях этой секции принимали участие студенты, аспиранты, преподаватели ленинградских вузов, сотрудники научных учреждений, прежде всего Академии наук, работники музеев, а также члены Ленинградского отделения Бюро краеведения и Союза воинствующих безбожников, областной Совет которого Маторин возглавил в начале 1929 г. Основной костяк группы составляли ближайшие сотрудники и ученики Маторина, а также исследователи, занимавшиеся проблемами религии, этнографии и фольклора. Многие участники обсуждений и докладчики специально приезжали из разных регионов страны.

Из ЛГУ заседания группы переместились сначала в Государственную Академию истории материальной культуры, затем – в Институт по изучению народов СССР, а с сентября 1934 года – группа перешла «под крыло» Музея истории религии АН СССР и стала называться «Секция по изучению религий народов СССР».

В августе 1929 года Маторин был приглашен на работу в качестве научного сотрудника разряда этнографии в Государственную Академию истории материальной культуры (ГАИМК), затем стал заведовать этим разрядом и создал при нем специальную комиссию по составлению религиозно-бытовой карты СССР.

В январе 1930 года был назначен заместителем председателя Комиссии по изучению племенного состава народов России (КИПС), которая спустя месяц была преобразована в Институт по изучению народов СССР (ИПИН).Во главе ИПИНа был поставлен академик Н.Я. Марр, а Н.М. Маторин был назначен его заместителем

12 октября 1930 г. на Общем собрании Академии наук Маторина выбирают на пост директора Музея антропологии и этнографии. В 1930 г. в Русском музее открывается Этнографический театр, работой которого он руководил совместно с В. Н. Всеволодским-Гернгроссом, С 1931 г. возглавлял музейный совет при Президиуме АН.

С 1931 по 1933 г. становится ответственным редактором журнала «Советская этнография».

В 1933 г. произошло слияние ИПИНа и МАЭ, и 15 февраля 1933 г. был создан Институт антропологии и этнографии АН СССР. Его первым директором стал Н.М. Маторин. К концу 1933 г. практическая деятельность Н. М. Маторина на посту директора вновь организованного ИАЭ уже не устраивала определенные руководящие, прежде всего идеологические органы. В конце декабря 23 декабря 1933 г. на заседании Президиума Академии наук Н.М. Маторин был освобожден от должности директора Музея антропологии и этнографии и с 1 января 1934 г. был переведен на должность старшего специалиста.

29 декабря 1934 г. партийный комитет АН СССР исключил Маторина из партийной организации Академии наук «как активного оппозиционера в прошлом, не порвавшего идейных связей с контрреволюционной зиновьевской оппозицией в последние годы». Спустя четыре дня – в ночь со 2 на 3 января 1935 года – Маторин был арестован

Маторин был отправлен в один из лагерей в Средней Азии, а в октябре 1936 года расстрелян.

20 марта 1958 года приговор в отношении Н. М. Маторина был отменён Военной коллегией Верховного суда СССР за отсутствием состава преступления