Каптерев Николай Федорович (1847–1917) – историк церкви.

Получил образование в звенигородском духовном училище, затем в Вифанской духовной семинарии (при Спасо-Вифанском монастыре в Сергиевом Посаде), и Московской духовной академии. В 1872 г. он окончил курс по историческому отделению и блестяще защитил магистерскую диссертацию «Светские архиерейские чиновники в древней Руси». После защиты диссертации остался работать в МДА на кафедре древней гражданской истории. За время работы на этой кафедре получил сначала звание экстраординарного, затем ‒ ординарного профессора. В 1898 г. Н.Ф. Каптереву было присвоено звание заслуженного профессора. Помимо работы в МДА, Н.Ф. Каптерев также является городским старостой в Сергиевом Посаде в период с 1894 по 1902 гг., а в 1912-1917 гг. входит в состав IV Государственной думы от партии прогрессистов. В 1910 г. Н.Ф. Каптерев стал членом-корреспондентом Академии наук

В научном творчестве Н. Ф. Каптерева отдельно выделяется тема старообрядчества. Ученый, привлекший к своей работе над этой темой множество ранее никогда не упоминавшихся архивных и рукописных материалов, высказал свою точку зрения на проблему старообрядчества в России, причем эта точка зрения так сильно отличалась от уже сложившейся, что вызвала бурный протест сторонников прежнего мнения об истории старообрядчества. К. П. Победоносцев, во избежание конфликтных ситуация, запретил печатать статьи Н. Ф. Каптерева о патриархе Никоне.

Н.Ф. Каптерев отстаивал точку зрения, согласно которой реформы Никона не были так уж новы и необходимы. «Древние наши церковные чины и обряды никогда никем у нас не искажались и не портились, а существовали в том самом виде, как мы, вместе с христианством, приняли их от греков, только у греков некоторые из них позднее изменились, а мы остались при старых, неизменных», ‒ написал Каптерев в одной из своих работ, показывая таким образом, что в своем неприятии реформ Никона старообрядцы не были неправы. Однако их ошибка ‒ не в отношении к самим реформам, а в отношении к Церкви, которая за всеми этими вопросами быта и обряда для них отодвинулась на второй план.

В декабре 1917 г. ученого не стало.